Соседи по кладбищу не выбирают

СОСЕДЕЙ ПО КЛАДБИЩУ НЕ ВЫБИРАЮТ (Отрывок)

/Рассказ-быль/

Всё более и более упорно и успешно вбивается в мозги убеждение, что душа не сразу покидает свою бренную физическую оболочку в виде грешного тела, унаследованного от обезьян, а некоторое время околачивается вокруг да около ещё тёплых, но медленно хладеющих останков.

Идея эта жизни после жизни, на мой взгляд, возникла неслучайно.

Потому что она очень даже поэтичная. И для нас, сочинителей и щелкопёров – сущий клад… О чём бы писали, если бы не тот самый потусторонний мир! Он и только лишь он – наша помощь и поддержка.

И мне кажется, что если бы душа этой уже практически падали имела глаза, то она бы могла «наблюсти» некую, на мой взгляд, интересную картину.

I.

Светало. Летние сизые сумерки, не дожидаясь первых лучей еще не показавшегося из-за горизонта солнечного диска, стремительно таяли на глазах. Их место неторопливо заступал волнистый серо-фиолетовый смог автомобильных выхлопов. Остатки тонкого тумана жались к земле, прятались в кюветы, уплывали за деревенские дома и деревья.

На №-оком километре Московской кольцевой автодороги разноцветная грохочущая и ревущая змея машин замедляла течение, плавно и аккуратно огибая желтую с синей полосой посередине машину «козел». На его крыше, как рожки у дьявола, торчали в разные стороны два темно-синих фонарика. Около правого колеса вытянулся предмет, похожий на бревно. Серая тряпка маскировала его, образуя причудливые бугры, и только туфля, указывавшая носком в небо, приоткрывала какую-то ужасную тайну.

Вокруг ходило несколько человек в гражданском, и неподвижно стояли особняком два милиционера. Гражданские время от времени нагибались и касались руками земли. Потом они наклонились друг к другу, чуть не стукнувшись головами:

Ну что там? — прокричал один.

По характеру повреждений — /пауза/ — это я констатирую однозначно — наездом и не пахнет. Маловероятно! Это, скорее всего, оттуда, — и судмедэксперт брезгливо ткнул указательным пальцем в безоблачное лиловеющее небо, предвещавшее неплохой солнечный денек…

— ГМ, гм…-.

Правоохранительные работники по роду своей муторной деятельности совсем несклонны верить колдунам, экстрасенсам, инопланетянам, оккупантам и диверсантам, стремглав ворвавшимся в нашу застойную жизнь незваными гостями с громогласным кликом: «Так дальше жить нельзя!».

Однако даже они, эти менты, прокопченные чёрным огнём горя житейского, даже они в эту минуту почувствовали легкое стеснение в груди и слабый звон в ушах, будто кто-то невидимый прошелся по их неизбежно зачерствевшим сердцам, будто это душа погибшего попыталась им что-то важное сообщить, да руки вот коротки.

Они как по команде переглянулись. Потом дружно оглянулись. Им стало неловко. Впрочем, бывают же в жизни случайные совпадения! Особенно последнее время, пожалуй, даже чересчур часто.

И я подумал: а может попытаться намекнуть? Что она могла им откуда нет возврата – сообщить?…

И день, и лето только зарождались, да будет так позволено сказать, и если бы не это напряженное гудение и нудное завывание автострады, то даже у «козла» были бы слышны уходящие трели соловьев из близлежащей кладбищенской рощи. Пичуги старались всю ночь напролет, и сейчас они еще продолжали выдавать рулады — на Московской кольцевой дороге никому неслышные и ненужные.
(Продолжение следует)