Любовь зла…

========== Глава 1 ==========

— Пальцем на целующихся геев не показывать, не ржать, держаться парами! И забудьте на это вечер страшное слово — «натурал», — жестко инструктировал нас Дима перед входом в кафе «Лакомка».

Я с готовностью вцепилась в потную ладошку Ирки, Саша скромно подвинулся поближе к нашему проводнику в мир однополого разврата.

— Собрались? Дружно пошли парами. Улыбаемся-улыбаемся… Привет, Оля, эти ребята со мной, — поприветствовал официантку Дима.

Оля недоверчиво окинула нас взглядом, словно облила дерьмом, быстро заменила пепельницу и прошипела:

— Спалитесь — выкину! И больше не пропущу! Тоже мне — секс меньшинства! Дима, хватит водить сюда экскурсии, на неприятности нарвешься!

После ухода надзирательницы-официантки стало чуток легче. Я ненавязчиво отпустила Иркину ладошку и тайком вытерла руку о юбку. Контролируя амплитуду движения головы, чтобы не выглядеть любопытным флюгером, огляделась вокруг. Вечер только начинался. За соседним столиком сидела толстая девушка и с вдохновением что-то строчила в блокнот.

— Дим, а Дим! Если она лесбиянка или розовая, как там правильно, чего она одна? Или она пару ищет? Слушай, а может она проститутка? Среди лесбиянок есть проститутки? — пнула я однокурсника под столом.

— Петрова, вот ты вроде отличница, а дура дурой, — беззлобно отреагировал он. — Это Лена. Она «чайка». «Чайками» называют девушек, которые дружат с геями.

— Надо же, как поэтично. Одинокая, как чайка… А, по-моему, она просто парня найти не может с такой рожей, — поумничала я.

Ирка нервно икнула. Отреагировав на звук, я наткнулась на стеклянный взгляд моей «пары», устремленный в центр зала. Под романтическую ретро-мелодию неуклюже переминались с ноги на ногу влюбленные: рыжий долговязик трогательно обнимал за талию полутораметрового коротышку с большими ушами.

«Ах, какая женщина, какая женщина. Мне б такую…», — с чувством пропел певец. Я издала булькающий звук вовремя подоспевшим коктейлем, давясь от хохота, а, быть может, от переизбытка романтических чувств.

— Танька, я тебя предупреждаю! — шикнул в мою сторону Димон. — Вот так и знал, не надо было тебя с собой брать, ты до мозга костей «натуралка»!

— А я тебе говорил, — меланхолично протянул Саша.

-Нет-нет, Димочка! Это я от … зависти, — спасая себя от выдворения из гнезда разврата, поспешно сказала я.

В кафе «Лакомка» — известное в городе место встреч геев и лесбиянок — меня не хотели брать. На большой перемене я застукала своих однокурсников, шушукающихся в курилке. Димка славился обилием знакомых и был вхож на все тусовочные мероприятия. Жизнерадостный грек, как по национальности, так и по темпераменту, он всегда придумывал, как скрасить студенческий досуг. Его друг Сашка был занудным и немногословным философом. Ему явно не хватало Димкиной жизнерадостности, и я подозревала, что он просто «вампирит» оптимизм. А что? Всякое в жизни бывает. Ирка — третья из друзей-студентов — выросла в обеспеченной семье, хотя и приехала откуда-то со станицы. Она балдела от нашей нищеты и с удовольствием таскалась по гостям. Главное, чего не стоило делать, так это много ей наливать. Пьяная Ирка с блуждающим взором садилась на шпагат и громко кричала: «Эгегей!!!». Зрелище, я вам скажу, не для слабонервных. Мы все учились на первом курсе журфака и очень любили повеселиться в свободное время.

И вот эти симпатичные гады сначала наотрез отказались брать меня с собой, мотивируя тем, что я немедленно нас разоблачу своей умной физиономией и острым языком. Я клятвенно заверила друзей вести себя прилично, очень уж хотелось потусить с секс меньшинствами. Будущий журналист должен быть любопытным!

— Привет, мой хороший! — мои мысли прервал громкий голос, адресованный явно Димону.

— Анюта, привет! — вскочил со стула Димка.

Рядом с нашим столиком стояла высокая, ярко накрашенная и коротко стриженая блондинка в кожаных штанах. Димка радостно чмокнул барышню в обе щеки.

— Знакомьтесь, это Анюта! А это мои друзья: Таня, Ира и Саша, — представил нас однокурсник.

— Ух ты, какая хорошенькая, — подмигнула мне новая знакомая. — А это твоя пара? — кивнула она на Ирку.

— Угу, — краснея, промычала я.

— Если расстанетесь, не теряйся, я тебе быстро подружку найду! Ладно, ребятки, увидимся, — сверкнув кожаными штанами, Аня удалилась вглубь зала.

— Дим, а она лесбиянка, да? — шепотом спросила я друга.

— Вообще-то, нет. Нууу… Как бы, — Дима замялся. — Это парень. И зовут его Леша. Но лучше это не обсуждать. Здесь.

Мне немедленно захотелось побежать следом за Аней- Лешей и разглядеть её, тьфу, его получше. Но в зале громко заиграла музыка. Пары и тройки потянулись на танцпол.

-Ля-ля-ля! Ля-ля-ля! — пьяно пропела Ирка и метнулась к танцующим. Я решила бежать следом. Даже для этого заведения Иркин шпагат мог бы стать лишним зрелищем. Димон с Сашкой пошли тусить по соседним столикам.

Гомосексуалисты и им сочувствующие, честно говоря, лесбиянок я не наблюдала, двигались пластично и зажигательно. Очень быстро я расслабилась и стала получать удовольствие от танца. В этом есть особый кайф, когда никто не глазеет на твою вертлявую попу и «ничего себе ноги». Увлекшись танцем, я нечаянно кого-то задела рукой.

— Ой, простите, я не хотела! — обернулась я.

— Да ничего. Чебурашка! — мне протягивал руку для приветствия тот самый коротыш с большими ушами.

Я энергично ответила на рукопожатие:

— А я — Таня. Просто Таня. Так уж вышло.

И тут на танцпол ворвалась Аня! Она вращала бедрами и выписывала такие коленца, что танцоры «Тодес» опухли бы от зависти. А я глазела на … ммм, область паха. Не то чтобы я ожидала, что там будет что-то топорщиться, но хотя бы бугриться! Скотчем она что ли свою штуку примотала? Штаны то были кожаные, в облипочку! В экстазе Анюта сдернула свитерок, и мой взгляд переместился на черный лифчик. Он «сидел», как надо, правда, декольте не наблюдалось, но, извините, и с моим полуторным размерчиком нужного эффекта фиг добьешься.

От греха подальше я ретировалась с танцпола. Быстро обнаружив Диму с Сашей за одним из столиков, я чуть было не приземлилась на гостеприимно предложенный их соседом стул. Затормозить меня заставила его же фраза, которая была, по всей видимости, финалом эмоционального рассказа:

— И вот, прикиньте, во мне бусы порвались. Эээ, не анальные, обычные. Потом ходил по-большому, как золотая антилопа, со всеми вытекающими, точнее, выпрыгивающими…

Отпрыгнув от столика, как ошпаренная, я пошла искать Ирку. Время было позднее, а возвращаться домой нам предстояло в один район. К тому же я обещала Ирке-трезвой доставить Ирку-пьяную и сдать на руки соседкам. Однокурсница сидела за столиком с парнем похожим на грустную крыску и смотрела на него влюбленными глазами.

— Ира, нам пора. До дома, до хаты, до будки родной, — как смогла пропела я. После бешеного танца Анюты и золотой антилопы меня пробило на творчество.

— Тааань, ну еще чуть-чуть, — пьяно и слезливо тянула подруга слова. — Знакомься, это Филипп. У него душевная травма.

— Никак не встретишь парня своей мечты? — пошутила я.

— Я не гей. Я би, — грустно уточнил Филипп.

— Эх, как там у вас говорят: мальчики, девочки — какая в попу разница, — тактично заметила я и потянула Ирку на улицу. Душевно травмированный Филипп семенил рядом.

Таксиста я нашла быстро. А вот отлепить «би» от «любительницы шпагатов» оказалось нелегко. Запихнув Ирку в машину, по ходу лягнув Филиппа, я запрыгнула сама. По дороге Ирка пела грустные песни, а я успокаивала нервного таксиста:

— Понимаете, у нее любовь к бисексуалу. Ее сердце рвется на части, вот и рыдает.

Доставив однокурсницу по назначению, я, наконец, добралась до своего временного дома. Жила я у бабы Нюры, в частном секторе, в проходной комнате. Отдельную комнату там же арендовали парни-строители. Баба Нюра была доброй теткой, но малость занудливой. Но ее огромным плюсом была работа: баба Нюра несла вахту сторожем и раз в трое суток уходила на ночную смену. Как только хозяйка дома отправлялась на вахту, меня и соседей сдувало на ночные приключения. Но мы неизменно возвращались до наступления утра, чтобы не подставлять друг друга и не травмировать бабу Нюру, которая не терпела разврата. Быстро умывшись, я запрыгнула в постель. Под впечатлением гей-вечеринки я долго вертелась с бока на бок и не могла уснуть. В полудреме мне мерещилась ужасная картина: Аня медленно расстегивала ширинку, а оттуда выпрыгивала золотая антилопа, била копытом и проникновенно говорила грустным голосом Филиппа: «Понимаешь, у меня душевная травма…»

========== Глава 2 ==========

Утро добрым не бывает… По крайней мере, у меня. Особенно когда оно начинается в 7 часов. Еле передвигая ноги, я добрела до кухни, на которой уже хозяйничал один из моих соседей — Мишка. Он приехал с какого-то Мухосранска на заработки в краевую столицу, был высок, широк в плечах и помешан на эзотерике. В первые дни знакомства я даже крутила перед ним «хвостом», мы погуляли в парке, покатались на «чертовом колесе», я напилась пива, а потом весь вечер рассказывала историю своей жизни, сидя у него на коленках. Ближе к ночи меня пригласили замуж. От перспективы крутить коровам хвосты и брать всю жизнь интервью у директора колхоза, я резко протрезвела, пошла на попятную, стала рассказывать про свои странности, а потом и вовсе выставила Мишку за дверь. Теперь сосед на меня дулся, а я старалась избегать общения с ним.

Вот и сегодня утром он в раздражении сметал крошки с кухонного стола.

— Ненавижу, вечно мусор на столе оставляют, — бухтел Михаил себе под нос.

Он вообще был помешан на чистоте и гигиене, даже зубы чистил 5 раз в день.

— Доброе утро, — как могла мягко сказала я. — Ты чего такой злой?

— Откровение мне было ночью! — громко сказал Михаил и уставился на меня своими карими глазами.

— Да?! — я на всякий случай подвинулась ближе к двери, мы с ним в разных весовых категориях, но я резкая и бегаю быстро.

— Ты — ведьма!
Продолжение нужно читать по ссылке: https://ridero.ru/books/lyubovzla/